silenza: (hip)

Пока все вокруг обсуждают серьёзные экклезиологические и политические темы, я продолжаю смотреть мультики  -  например, такой вот шедевр Ивана Максимова об одиночестве, мечте, самопожертвовании и безнадежности...

Что важнее - достичь цели и исполнения мечты или навсегда отказаться от вожделенного результата ради спасения чьей-то жизни?
Но звучащая в финале "Diginare, Domine..." сводит на нет этот выбор... Во всём положиться на волю Божию...
Пожалуй, более радикального произведения по аскетике я давно уже не встречала.

------------------------------------------------

"Diginare, Domine..." - это известное всем:
Помоги нам, Господи, в этот день сохраниться без греха.
Помилуй нас, Господи, помилуй нас.
Да будет милость Твоя, Господи, на нас,
Как мы уповаем на Тебя.
На тебя, Господи, уповая:
Да не постыдимся вовеки"

И по-моему, это интереснее всякой политики))

silenza: (retro)
Исключительно точный мультик  про духовный путь человека (кто упорствовал - тот поймёт;))
В общем-то, так обычно и бывает - невозможно "поймать Бога", пока не позволишь Ему себя поймать...


И музычка отличная - средневековая мелодия La Folia, древнейший "блюзовый стандарт", которая впоследствии, соединившись со словами 116 псалма, стала прекраснейшим гимном западной церкви - Laudate Dominum...
От безумия к святости - это по-нашему ;)

Laudate Dominum )

Боль

Oct. 25th, 2014 11:59 am
silenza: (retro)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] silenza в Боль
10665980_1502553940003803_4621421466703791582_nПопалось сегодня в Фейсбуке - и знаете, я с Церковной Крысой совершенно согласна. Потому что все мы обычно предпочитаем не задумываться о том, где проходит граница нашего бездействия (потому что стыдно признаться себе в малодушии).
В каких ситуациях стоит "внимать себе", игнорируя то, что происходит рядом, а в каких ситуациях "молчанием предается Бог"? Как думаете, уважаемые сообщники?
-----------------------------------------------------------------------------------
#‎боль‬
Мы ответим за все, что делается в нашей Церкви...за каждое письмо с воплями о помощи из епархий, за каждый грубый ответ в свечной лавке, за каждое отбрехивание дежурными фразами на вопросы детей о вере и Боге, за парнишку, ушедшего из православия в сатанизм, за бывшую попадью, разведенную с мужем и ушедшую с свободное плавание внеконфессиональности, за каждого попа, спившегося в запрете или в полуразрушенном деревенском храме, за людей ушедших в расколы и секты, за мальчишек семинаристов и юных алтарников, которых развращали в банях и кельях, за аборты молодых монашек, сделанные по тайному указанию настоятельниц, за нищету тех, кто десятилетями тихо и безропотно трудится в Церкви и за богатство и барские замашки тех, кто на Церкви наживается, за умалчивание злодеяний и за покрывание подлецов.

За все это ответит каждый из нас на Страшном Суде, а, быть может, и в этой жизни.

Ты, именно ты мог сделать что-то для ближнего, но не сделал, потому что боишься, что тебя тоже сметут, боишься, потому что сам такой же крепостной, боишься, потому что железная система круговой поруки работает в Церкви земной так же как и в госструктурах, как в органах МВД, сросшихся с бандитами и разбойниками.

Ты не можешь изменить эту систему, но ты можешь изменить себя. Ты можешь сделать шаг навстречу правде и просто довериться Богу. Но ты боишься людей...

Некуда бежать и неоткуда ждать помощи. Но ты забываешь, что помощь приходит от Бога. А ты Ему не доверяешь. Ты также забываешь, что помощь приходит через людей, но ты боишься протянуть руку или раскрыть рот. Ты боишься просить и боишься отвечать на просьбы.
А ты не боишься того, что тебя ждет после смерти?

Я боюсь, я очень боюсь, и не знаю, как изменить себя и что сделать, чтобы по моей вине кто-то не потерял Христа в своей жизни. И я не знаю, что будешь делать ты и как поступать, но помни, что все мы причащаемся из одной Чаши и все мы в ответе друг за друга, и не дай Бог, если когда-то кто-то из-за тебя от этого Общения отойдет, если кто-то будет ранен твоим словом и уйдет от света и затеряется во тьме. Не дай Бог.

(с) Церковная Крыса, 24.10.14
(Источник)

silenza: (retro)

Сейчас о патриотизме рассуждают все, кому не лень - но всё-таки точнее всего то, что происходит сейчас в общественно-политической и в церковной жизни, объяснил в своё время Клайв С. Льюис в своей замечательной книжке "Любовь".

   С беспощадной точностью он описал все стадии превращения естественной "любви к родному очагу" в демоническую одержимость, во имя которой совершаются самые гнусные злодеяния - и мне кажется, сейчас многим стоило бы это прочитать, чтобы разобраться в механизме этой трансформации и понять, как в ней уцелеть.
   Симптомы настолько узнаваемы, что даже у тех, кто поддался этой чуме, есть шанс опомниться и осознать, что с ними произошло - неважно, в России, в Украине или в других странах и сообществах, поражённых патриотическим угаром. А заодно - ответить себе на вопрос "Как христианин должен относиться к патриотической экзальтации?".

Конечно, этот текст лучше читать полностью. Но поскольку он довольно длинный, помещаю его под спойлер.

----------------------------------------------------------------------------------------

...Возьмем теперь любовь к своей стране. Здесь и не нужно растолковывать фразу Ружмона: кто не знает в наш век, что любовь эта становится бесом, когда становится богом! Многие склонны думать, что она только бесом и бывает. Но тогда придется зачеркнуть по меньшей мере половину высокой поэзии и великих деяний. Плач Христа о Иерусалиме звенит любовью к своей стране.

Очертим поле действия. Мы не будем вдаваться здесь в тонкости международного права. Когда патриотизм становится бесом, он, естественно, плодит и множит зло. Ученые люди скажут нам, что всякое столкновение наций безнравственно. Этим мы заниматься не будем. Мы просто рассмотрим само чувство и попытаемся разграничить невинную его форму и бесовскую. Ведь, строго говоря, ни одна из них не воздействует прямо на международные дела. Делами этими правят не подданные, а правители. Я пишу для подданных, а им бесовский патриотизм поможет поступать плохо, здоровый патриотизм — помешает. Когда люди дурны, пропаганде легко раздуть бесовские страсти; когда добры и нормальны, они могут воспротивиться. Вот почему нам надо знать, правильно ли мы любим свою страну.

Амбивалентность патриотизма доказывается хотя бы тем, что его воспевали и Честертон, и Киплинг. Если бы он был единым, такие разные люди не могли бы любить его. На самом деле он ничуть не един, разновидностей у него много.

Первая из них — любовь к дому; к месту, где мы выросли, или к нескольким местам, где мы росли; к старым друзьям, знакомым лицам, знакомым видам, запахам и звукам. В самом широком смысле это будет любовь к Уэллсу, Шотландии, Англии. Только иностранцы и политики говорят о Великобритании. Когда Киплинг не любит «моей империи врагов», он просто фальшивит. Какая у него империя? С этой любовью к родным местам связана любовь к укладу жизни — к пиву, чаю, камину, безоружным полисменам, купе с отдельным входом и многим другим вещам, к местному говору и — реже — к родному языку. Честертон говорил, что мы не хотим жить под чужим владычеством, как не хотим, чтобы наш дом сгорел, — ведь мы и перечислить не в силах всего, чего мы лишимся.

Я просто не знаю, с какой точки зрения можно осудить это чувство. Семья — первая ступенька на пути, уводящем нас от эгоизма; такой патриотизм — ступенька следующая, и уводит он нас от эгоизма семьи. Конечно, это еще не милосердие; речь идет о ближних в географическом, а не в христианском смысле слова. Но не любящий земляка своего, которого видит, как полюбит человека вообще, которого не видит? Все естественные чувства, в их числе и это, могут воспрепятствовать духовной любви, но могут и стать ее предтечами, подготовить к ней, укрепить мышцы, которым Божья благодать даст потом лучшую, высшую работу; так девочка нянчит куклу, а женщина — ребенка. Возможно, нам придется пожертвовать этой любовью, вырвать свой глаз, но если у тебя нет глаза, его не вырвешь. Существо с каким-нибудь «светочувствительным пятном» просто не поймет слов Христа.

Такой патриотизм, конечно, ничуть не агрессивен. От хочет только, чтобы его не трогали. У всякого мало-мальски разумного, наделенного воображением человека он вызовет добрые чувства к чужеземцам. Могу ли я любить свой дом и не понять, что другие люди с таким же правом любят свой? Француз так же предан cafe complet, как мы — яичнице с ветчиной; что ж, дай ему Бог, пускай пьет кофе! Мы ничуть не хотим навязать ему наши вкусы. Родные места тем и хороши, что других таких нет.

Вторая разновидность патриотизма — особое отношение к прошлому своей страны. Я имею в виду прошлое, которое живет в народном сознании, великие деяния предков. Марафон, Ватерлоо. Прошлое это и налагает обязательства и как бы дает гарантию. Мы не вправе изменить высоким образцам; но мы ведь потомки тех, великих, и потому как-то получается, что мы и не можем образцам изменить.

Это чувство не так безопасно, как первое. Истинная история любой страны кишит постыднейшими фактами. Если мы сочтем, что великие деяния для нее типичны, мы ошибемся и станем легкой добычей для людей, которые любят открывать другим глаза. Когда мы узнаем об истории больше, патриотизм наш рухнет и сменится злым цинизмом или мы нарочно откажемся видеть правду. И все же, что ни говори, именно такой патриотизм помогает многим людям вести себя гораздо лучше в трудную минуту, чем они вели бы себя без него.

Мне кажется, образ прошлого может укрепить нас и при этом не обманывать. Опасен этот образ ровно в той мере, в какой он подменяет серьезное историческое исследование. Чтобы он не приносил вреда, его надо принимать как сказание. Я имею в виду не выдумку — многое действительно было; я хочу сказать, что подчеркивать надо саму повесть, образы, примеры. Школьник должен смутно ощущать, что он слушает или читает сагу. Лучше всего, чтобы это было и не в школе, не на уроках. Чем меньше мы смешиваем это с наукой, тем меньше опасность, что он это примет за серьезный анализ или — упаси Господь! — за оправдание нашей политики. Если героическую легенду загримируют под учебник, мальчик волей-неволей привыкнет думать, что «мы» какие-то особенные. Не зная толком биологии, он может решить, что мы каким-то образом унаследовали героизм. А это приведет его к другой, много худшей разновидности патриотизма.

Третья разновидность патриотизма — уже не чувство, а вера; твердая, даже грубая вера в то, что твоя страна или твой народ действительно лучше всех. Как-то я сказал старому священнику, исповедовавшему такие взгляды: «Каждый народ считает, что мужчины у него — самые храбрые, женщины — самые красивые». А он совершенно серьезно ответил мне: «Да, но ведь в Англии так и есть!» Конечно, этот ответ не значит, что он мерзавец: он просто трогательный старый осел. Но некоторые ослы больно лягаются. В самой крайней, безумной форме такой патриотизм становится тем расизмом толпы, который одинаково противен и христианству, и науке.

Тут мы подходим к четвертой разновидности. Если наша нация настолько лучше всех, не обязана ли она всеми править? В XIX в. англичане очень остро ощущали этот долг, «бремя белых». Мы были не то добровольными стражниками, не то добровольными няньками. Не надо думать, что это — чистое лицемерие. Какое-то добро мы «диким» делали. Но мир тошнило от наших заверений, что мы только ради этого добра завели огромную империю. Когда есть это ощущение превосходства, вывести из него можно многое. Можно подчеркивать не долг, а право. Можно считать, что одни народы, совсем уж никуда не годные, необходимо уничтожить, а другие, чуть получше, обязаны служить избранному народу. Конечно, ощущение долга лучше, чем ощущение права. Но ни то, ни другое к добру не приведет. У обоих есть верный признак зла: они перестают быть смешными только тогда, когда станут ужасными. Если бы на свете не было обмана индейцев, уничтожения тасманцев, газовых камер, апартеида, напыщенность такого патриотизма казалась бы грубым фарсом.

И вот мы подходим к той черте, за которой бесовский патриотизм, как ему и положено, сжирает сам себя. Честертон, говоря об этом, приводит две строки из Киплинга. По отношению к Киплингу это не совсем справедливо — тот знал любовь к дому, хотя и был бездомным. Но сами по себе эти строки действительно прекрасный пример: Вот они: Была бы Англия слаба, Я бросил бы ее.

Любовь так в жизни не скажет. Представьте себе мать, которая любит детей, пока они милы, мужа, который любит жену, пока она красива, жену, которая любит мужа, пока он богат и знаменит. Тот, кто любит свою страну, не разлюбит ее в беде и унижении, а пожалеет. Он может считать ее великой и славной, когда она жалка и несчастлива, — бывает такая простительная иллюзия. Но солдат у Киплинга любит ее за величие и славу, за какие-то заслуги, а не просто так. А что, если она потеряет славу и величие? Ответ несложен: он разлюбит ее, покинет тонущий корабль. Тот самый барабанный, трубный, хвастливый патриотизм ведет на дорогу предательства. С таким явлением мы столкнемся много раз. Когда естественная любовь становится беззаконной, она не только приносит вред — она перестает быть любовью.

Итак, у патриотизма много обличий. Те, кто хочет отбросить его целиком, не понимают, что встанет (собственно, уже встает) на его место. Еще долго — а может, и всегда — страны будут жить в опасности. Правители должны как-то готовить подданных к защите страны. Там, где разрушен патриотизм, придется выдавать любой международный конфликт за чисто этический, за борьбу добра со злом. Это — шаг назад, а не вперед. Конечно, патриотизм не должен противостоять этике. Хорошему человеку нужно знать, что его страна защищает правое дело; но все же это дело его страны, а не правда вообще. Мне кажется, разница очень важна. Я не стану ханжой и лицемером, защищая свой дом от грабителя; но если я скажу, что избил вора исключительно правды ради, а дом тут ни при чем, ханжество мое невозможно будет вынести. Нельзя выдавать Англию за Дон Кихота. Нелепость порождает зло. Если дело нашей страны — дело Господне, врагов надо просто уничтожить. Да, нельзя выдавать мирские дела за служение Божьей воле.

Старый патриотизм тем и был хорош, что, вдохновляя людей на подвиг, знал свое место. Он знал, что он чувство, не более, и войны могли быть славными, не претендуя на звание Священных. Смерть героя не путали со смертью мученика. И потому чувство это, предельно серьезное в час беды, становилось в дни мира смешным, легким, как всякая счастливая любовь. Оно могло смеяться над самим собой. Старую патриотическую песню и не споешь, не подмигивая; новые — торжественны, как псалмы.

Понятно, что все это может относиться и не к стране, а к школе, к полку, к большой семье, к сословию. Может относиться к тому, что выше естественной любви: к Церкви, к одной конфессии, к монашескому ордену. Это страшно, и об этом надо бы написать другую книгу. Сейчас скажу, что Церковь, Небесное Сообщество, неизбежно оказывается и сообществом земным. Наша естественная и невинная привязанность к земному сообществу может счесть себя любовью к Сообществу Небесному и оправдать самые гнусные действия. Я не собираюсь писать об этом, но именно христианин должен написать, сколько неповторимо своего внесло христианство в сокровищницу жестокости и подлости. Мир не услышит нас, пока мы не откажемся всенародно от большой части нашего прошлого. С какой стати ему слушать, когда мы именем Христа то и дело служили Молоху?

---------------------------------------------------------------------------------


А для тех, кто не любит длинных текстов - "сокращенная версия"  в узнаваемых цитатах:

сокращенная версия )

-----------------------------------------
И это - не приговор, а предостережение: любое государство или сообщество, добивающееся верности при помощи лжи и подмены понятий, обречено рухнуть так же, как рухнула Британская империя, о которой писал Льюис.

silenza: (retro)
Очень живое и настоящее видео -  про то, как жить в мире с собой, людьми и Христом, не поступаясь совестью, не превозносясь и не заискивая...  И этому у о. Павла можно поучиться.
Вот такая уникальная запись появилась. Сначала немножко по-шведски, но это ничего, дальше много настоящего , не отредактированного под какие-то теленужды о. Павла, матушки Веры и простых псковских мужиков и баб 25 летней давности. Все настоящие, и если людей время отчасти изменило, то о. Павла нисколько. Такой и был до конца: целеустремлённый, бесстрашный , думающий, всегда дающий прямой и честный ответ на вопрос.

silenza: (retro)

Однажды от одного тюремного священника я услышала историю, перевернувшую мои представления о прощении. Он рассказал об одном своём "подопечном", который изнасиловал и убил девочку-подростка - и на суде мать этой девочки сказала убийце, что она его прощает и надеется, что Бог его спасёт после того непоправимого зла, которое он совершил... она растила дочь одна, и жила ради дочери - но в этой ситуации она смогла не только не потерять веру в Бога, допустившего такое, но и простить убийцу.
Я не знаю, как сложилась жизнь убийцы дальше, но в тот момент это перевернуло его душу... он был готов к ненависти и проклятиям, но не смог принять прощения, потому что сам себя не прощал... и единственное, о чем он мог думать потом, спустя годы - как ему искупить непоправимое...

Я невольно прикинула ситуацию на себя (у меня тоже - единственная дочь) и поняла, что я на её месте простить бы не смогла... но чувствовала, что эта женщина права.
Я до сих пор сомневаюсь, что смогла бы такое простить (надеюсь, что по милости Божией не придется с таким столкнуться). Но с тех пор каждый раз, когда я слышу от кого-нибудь: "Этого я простить не могу", - я вспоминаю эту историю и сравниваю поводы для "непрощения" с тем, что пришлось пережить этой женщине.
И обычно поводы эти оказываются ничтожными, как пыль.

И я думаю, именно способностью прощать и измеряется то, насколько мы верим Богу.
Невозможно идти за Христом, не научившись у Него прощению.

silenza: (retro)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] christciv в Молитва о Украине
Владыка и Вседержитель, Творец мира, любви и милосердия Учитель!
Прими молитву за люди земли Украинской. Прости грехи и беззакония, ненависть и нетерпение их и всех нас. Не дай мыслящим жестокое и коварное исполнить злые планы их. Защити беззащитных, исцели ранами уязвленных, упокой убиенных. Благодатию Пресвятаго Духа ороси любовию изсохшие сердца людские, тернием самолюбия, ненависти, коварства, властолюбия, корысти, зависти, злобы, вражды, лукавства и иными беззакониями поросшие, да взрастят люди Твои горящую к Тебе и братиям своим любовь,ведь к ней стремится всякое сердце человеческое, и ею да будут истреблены все распри, раздоры, разделения в земле Украинской. Усердно молим Тебя: мир Украине даруй, Церкви Твоей и всем людем Твоим.
Ты бо Царь мира и мира Твоего нет предела и Тебе слава и благодарение и поклонение от всех да возсылается, ныне и присно и во веки веков.
silenza: (retro)
Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? Умереть. Забыться.
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная? Скончаться. Сном забыться.
Уснуть... и видеть сны? Вот и ответ.
Какие сны в том смертном сне приснятся,
Когда покров земного чувства снят?
Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет
Несчастьям нашим жизнь на столько лет.
А то кто снес бы униженья века,
Неправду угнетателей, вельмож
Заносчивость, отринутое чувство,
Нескорый суд и более всего
Насмешки недостойных над достойным,
Когда так просто сводит все концы
Удар кинжала! Кто бы согласился,
Кряхтя, под ношей жизненной плестись,
Когда бы неизвестность после смерти,
Боязнь страны, откуда ни один
Не возвращался, не склоняла воли
Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться!
Так всех нас в трусов превращает мысль,
И вянет, как цветок, решимость наша
В бесплодье умственного тупика,
Так погибают замыслы с размахом,
В начале обещавшие успех,
От долгих отлагательств. Но довольно!
Офелия! О радость! Помяни
Мои грехи в своих молитвах, нимфа.


(перевод Б. Пастернака)


В продолжение очередного спора о том, стоит ли что-то делать в церкви, превратившейся в "рабовладельческую систему", хочу сказать вот что:
Ничего не делать или брезгливо заявлять, что с такими ... (иерархами, чаплиными, "тупыми обрядоверами" и т.д.) вы ничего общего иметь не хотите, и вообще всё безнадёжно - это такой "оппозиционный" способ поддерживать и укреплять ту самую "рабовладельческую систему".

Я уверена, что надо стараться "изменить то, что можешь изменить"- и лучше ошибиться в большую сторону, потому что если не хватит "мудрости отличить одно от другого", то Господь остановит неуместные в данный момент усилия. "Что не от Бога, то разрушится" - а остальное приживётся и станет частью той жизни, которая не зависит от "систем" и прочей лабуды мира сего.

Впрочем, тут каждый решает сам, так что спорить по-любому бесполезно. Я выбираю действие (и заранее запасаюсь терпением и готовностью не разочаровываться, если что-то не получится). Мне ближе поговорка "Делай что должно, и будь что будет", а не рефлексия по поводу окружающей безнадежности.
А тем, чей выбор - "мириться лучше со знакомым злом", посвящена эта всем известная песня (но не забывайте, что это - ваш собственный выбор).

silenza: (retro)

Из деньрожденных поздравлений (спасибо всем!) захотелось обнародовать стандартное поздравление френдам от иранского посла Резы Саджади ( [livejournal.com profile] sajjadi). Потому что в очередной раз я призадумалась - почему же с мусульманином г-ном Саджади я обнаруживаю больше общего в проявлениях веры, чем с некоторыми воинственными "ульра-православными"?
А текстик такой:
-------------------------------------------------------------------------

Здравствуйте, мой дорогой друг!

7 октября 2013 года исполняется 5 лет с того момента, как мне была оказана честь стать Послом Исламской Республики Иран в Российской Федерации. Поверьте, тому, кто вырос в солнечной стране, было очень непросто переносить пасмурную погоду и долгие холодные зимы в России. Но, с другой стороны, у меня были такие замечательные друзья, как Вы - и это дарило мне силы, свет и тепло.

Поэтому, поздравляя Вас с Днем Рождения, я благодарю Бога, за то, что в этот день Он привел Вас в наш мир, а потом сделал так, что мои и Ваши пути пересеклись - и мне была оказана честь стать Вашим другом. Молю Творца, создавшего Вас и меня, даровать Вам долгую жизнь, полную здоровья, счастья и света в сердце. И пусть Бог поможет нам сделать так, чтобы дружба двух наших стран, как и наша с Вами дружба, продолжалась и становилась все крепче.

Аминь
Реза Саджади

-----------------------------------------------------
silenza: (retro)
Иногда уверенность бывает признаком святости, но гораздо чаще - признаком самообмана... и как раз по злобе и нетерпимости они и различаются. Но "охотников на ведьм" и правда жалко - они же от страха прячутся и загоняют себя в тупик... а заодно и других, чтобы прибавить себе уверенности.


Почему иным людям иногда так свойственно упираться рогом в святоотеческие авторитеты и с пеной у рта отстаивать их правоту? Почему люди порой так боятся хоть немного подумать о том, что вселенские соборы или святые отцы хотя бы теоретически могли ошибаться? Ну, пусть не ошибаться, пусть, быть актуальными исключительно в историческом контексте.

Да потому, что, признай они святоотеческий фундамент своей веры слегка неоднозначным, и им тут же придётся признать, что Бога-то они так ещё и не нашли, так ещё и не встретили. Снова надо куда-то идти, кого-то искать, сомневаться, плакать от одиночества, не спать ночами, кусать пальцы, взирая на немые иконы... По-детски кричать в пустоту: Господи, если Ты есть, открой мне, что тебе от нас нужно, зачем ты создал нас именно такими, почему Ты обещал вернуться и не возвращаешься...

А они уверены, что нашли Бога, потому что так им сказали святые отцы. И им хорошо с этим богом. И они готовы порвать на тряпки любого, кто посмеет покуситься на незыблемость их уютных банек с пауками, которые они искренне считают притвором своего Небесного Царствия. Зачем снова искать Бога, которого ещё неизвестно, найдёшь ли? Лучше охотиться на ведьм, тем более, что вот они, ведьмы, перед нами.
silenza: (retro)
Из всего, что читала в последнее время об о. Павле, больше всего в душу запало это -  все вспоминают его обличение недостатков  РПЦ, но оно ничего не стоило бы без этой способности в любой ситуации оставаться христианином.
Встречались с ним в Пскове во время паломничества 1 августа, поздравляли с днём рождения, служили с ним литургию вчетвером. Он радовался, говорил, что уже очень давно так не служил таким собором священников. Священникам запрещалось служить с ним. После литургии подошёл к нам и спросил имена, хотя мы уже представлялись ему перед службой. Извинялся и говорил, что когда встречает человека впервые, обаяние, исходящее от человека настолько сильно, что он забывает имена. Мы спросили: "А если от человека не исходит обаяние?" Он ответил: "Ну как же? Ведь каждый человек это образ Божий?" Самый ревнивый из нас: "Но ведь есть подонки, нелюди?". Отец Павел подумав немного: "Вы знаете, я не встречал таких". - "Ну а в лагере, где вы сидели и где вас хотели убить, где вы лишились из-за этого ноги?". Снова подумав: "Нет, нет, там тоже не встречал. Это просто несчастные люди. У меня от лагеря остались очень светлые воспоминания. Вот начальник лагеря (назвал его по имени-отчеству!). Он иногда становился агрессивным и ругался, но мы часто с ним сидели и говорили о вере, иной раз до трёх часов ночи. Он тоже искал"...

http://nashol.livejournal.com/111686.html
silenza: (retro)
Решила пополнить арт-терапевтическую коллекцию ещё одним гениальным мультфильмом - "Отец и дочь" Михаэля Дудок де Вита.  Рекомендуется к просмотру в моменты тоски, богооставленности и в прочих состояниях, требующих немедленного катарсиса и извлечения "душевных заноз".

Просто, как всё гениальное. И удивительно, как в такую лаконичную форму вместилось столько смыслов - и все они разворачиваются одновременно...

silenza: (orthodox)
Воскресение Христово (Елена Черкасова)Пасха священная нам днесь показася: Пасха нова святая, Пасха таинственная...

Пасхальная ночь у нас была дивной - посреди евхаристического канона в храме отключился свет, и дослужили литургию при свечах.  И это было прекрасно - тепло и близко, таинственно и запредельно...  как будто соединились времена, проявились изначальные смыслы, высветилась суть - люди, предстоящие перед Богом, огонь, храм, вечность и Царство...

И даже почерневшая от времени Иерусалимская икона Богородицы вдруг  посветлела и как будто засветилась изнутри теплым нездешним светом...
Такой и должна быть литургия верных.

И стоило бы всегда служить всенощные именно так.

Христос Воскресе!

silenza: (retro)
yelena-cherkasova-the-entrance-of-the-lord-into-jerusalem-2-undated
Конечно, все этот стишок знают, но что-то захотелось мне по случаю Входа Господня в Иерусалим и в преддверии Страстной недели и к себе в коллекцию его добавить.
Самое время ;))
А всех - с праздником!

Их-то Господь – вон какой! )
silenza: (retro)
Пересматривая позавчера по случаю бёздничка музыканта Роджера Долтри финальную сцену рок-оперы "Tommy",  в очередной раз подумала, что этот текст может быть адресован только Богу - иначе он вообще теряет смысл. И встречаясь с такими примерами, поневоле начинаешь думать, что псалмотворчество продолжается и по сей день - причём порой в самых неожиданных формах :)

А текст такой: )


Краткое содержание рок-оперы (для тех, кто не в курсе) )

Вот такое вот религиозное искусство:)
silenza: (retro)

Попалась мне недавно в комментариях к одному обсуждению вот эта замечательная картинка (спасибо [livejournal.com profile] yu_mon за находку, автор неизвестен).

По-моему, это очень удачная иллюстрация ко всем спорам и сетованиям о "Церкви Небесной и церкви земной", "расцерковлении" и прочих превратностях церковной жизни.

180872_143630222365339_955244_n


Читать дальше про любовь... )
.
silenza: (Default)

Припомнила я вдруг, что у меня сегодня знаменательный день – ровно 25 лет назад я приняла крещение в Православной церкви. Надо же, уже четверть века прошло…  какой-никакой, а повод оглянуться назад и посмотреть, что из этого вышло.

Read more... )
silenza: (Default)
Некоторые сегодня о. Александра Меня вспоминают по случаю годовщины его убийства... А я его накануне вспоминала, поскольку попалась мне в моей вечно недоразобранной библиотеке его книжка "От рабства к свободе" (лекции по Ветхому Завету, прочитанные весной 1990 г.). А в книжке обнаружилось много всякого - "о насущном"... 
Например:

"Понятие двоеверия актуально и для сегодняшнего дня. Часто человек, принимая какие-то высшие ценности, одновременно пытается оправдать и иные точки зрения. И возникает в нем двойное видение, двойное понимание. К примеру: христианин, который исповедует Евангелие и дает согласие на унижение других людей, на насилие, на зло, говоря, что делает это во имя Божье, — это типичное двоеверие. Потому что к Евангелию искусственно прикрепляется нечто, глубоко чуждое и враждебное ему по духу.  
 
Единый Бог, требующий от человека любви и служения ближнему, не мог быть рядом с Молохом, который требовал просто человеческих жертвоприношений."


(очень актуальная книжка оказалась как-то не доводилось мне её раньше читать)
и, казалось бы, при чём тут пророк Илия...
silenza: (Default)
20_1346082575Подумалось сегодня, что Успение и для самой Богородицы было праздником... Ведь Сын Божий для Неё был ещё и просто сыном - Она помнила, как Он рос, как научился говорить и ходить, как они перенервничали, когда Он потерялся в Иерусалиме - и ещё много всего - человеческого и потому не вошедшего в Евангелия... И все годы после Его смерти и воскресения Она наверняка ждала, когда же закончится эта земная жизнь и Она сможет встретиться с Сыном в вечности - как ждут этого все люди, потерявшие любимых и близких (и особенно - детей)...
С той лишь разницей, что у Неё была уверенность, а у нас - лишь надежда. И празднуем мы не только рождение в жизнь вечную, но и эту встречу...
silenza: (orthodox)
И в таком вот разборе я и уезжаю на Соловки...
...яд вымораживать...



А цитата, кстати, отсюда:

Очень гармонирует с настроением ;)

Profile

silenza: (Default)
silenza

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 08:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios